Холодное лето 2010-го..

 

ХОЛОДНОЕ  ЛЕТО  2010-го...

 

Летопись о восхождении на высочайшую вершину Алтая – Белуху, 12 августа 2010 года.

 

Автор: Сычев Владимир (участник похода).

 

Вот и ушёл в историю очередной год нашей жизни. Теперь в кругу родных, друзей и знакомых, вспоминая эпизоды прошедших лет, с полным правом к 2010 году можно применить фразу - "а помнишь?.."

И сегодня я хочу вспомнить один из прошлогодних эпизодов. Начну с конца...  из ожогового центра института скорой помощи им. Склифосовского, после полутора месяцев лечения выписали нашего товарища по альпинистской команде. Среди сотен обожжённых и обгоревших, которые лежали здесь вместе с ним, только у него был необычный диагноз - "обморожение ног".

Закончилось всё благополучно, из десяти отмороженных пальцев ног удалось спасти  девять.

  А начиналось всё это так...

  Последние дни июля. Уже несколько суток поезд уносит нас на восток, подальше от расплавленного асфальта Москвы и дыма горящих торфяников Подмосковья. Позади несколько тысяч километров, впереди - наша "розовая мечта" -  вершина Белухи. Для большинства участников нашей восьмёрки это первая попытка, для меня - вторая, а для руководителя команды, Саши Фефелова - уже четвёртая.

  И вот уже Барнаул, ещё сутки тряски в машине, среди подпрыгивающих рюкзаков, и мы в девятистах километрах от цивилизации, от столицы Алтайского края, в посёлке Тюнгур, откуда начинаются все пути к снежной красавице Алтая, самой главной его горе - Белухе. Край сказочно-красивой природы, страна, где по преданиям скрыта мистическая Шамбала, которую искал художник-путешественник Рерих и до сих пор ищут его многочисленные последователи. Несмотря на такую отдалённость, сюда

 каждый год приезжают тысячи людей, чтобы увидеть эту неповторимую красоту суровых гор, бескрайние альпийские луга, утопающие в цветах, жемчужины многочисленных горных озёр, реки с бушующими потоками и водопадами, спокойные ручейки с чистейшей водой, журчащие среди камней и цветов.

  Вот и мы, всё дальше и дальше уходя от цивилизации, вглубь тайги, так же, как и сотни наших сегодняшних попутчиков, любуемся этой красотой Алтая, с каждым шагом приближая себя к своей заветной мечте.

  "Всего" около шестидесяти километров нужно пройти по каменистым тропам, через тайгу, по скалам и речным прижимам, пересекая речушки и болота, всё время вверх и вверх, чтобы выйти к исходному рубежу восхождения - Аккемскому озеру. Отсюда начинается путь к Вершине, отсюда сотни глаз смотрят на неё, покрытую вечными снегами и

льдом, на ее отвесные склоны, на мощные ледники с ледопадами и бесчисленными трещинами. И каждый надеется, что Гора разрешит подняться на неё, что улыбнётся удача, что хватит здоровья и сил, чтобы побывать там, наверху, и уже оттуда взглянуть вниз, сюда, где пока сейчас ты стоишь..

 Базовый лагерь на Аккеме. Пёстрое разноцветье палаток, удивительное единство людей, которые вокруг тебя, которые идут мимо по тропе. Здесь все одинаковы, все равны, Гора пропускает всех через один калибр, через который не могут пройти случайные и далёкие от этого единства люди. Здесь все единомышленники, от седых, бородатых стариков, до детей, пришедших сюда, под Белуху, вместе со своими родителями.

  Одна ночёвка на озере, отбор продуктов и вещей для восхождения, последние приготовления, проверка снаряжения и вот мы уже снова в пути наверх. Отсюда, от базового лагеря нам нужно девять дней на восхождение и обратный спуск, в этот же срок закладываем пару дней на непогоду, на отсидку. Навстречу по тропе идут десятки команд, у

которых уже всё позади, большинство с удачей, но встречаются и те, которым не повезло. Нам, "старичкам", очень знакомо это состояние и эти чувства, когда приходится уходить вниз, чуть-чуть не дотянувшись до своей цели, до своей мечты. Случается это по разным причинам - кому-то не хватило сил, ввиду аварийных ситуаций, когда нужно отказаться от дальнейшего подъёма, чтобы не случилось непоправимого, у кого-то не

хватает времени и нужно обязательно возвращаться... Но чаще всего на пути к Горе встаёт погода, которая здесь, в горах, настолько изменчива, что всего за несколько часов может закрутить так, что потом несколько суток становится невозможным двигаться, ни вперёд, ни назад.

  Пока всё шло хорошо. По давней суеверной традиции про погоду мы молчим, боимся её спугнуть. Поднялись по леднику на "Томские ночёвки", под Аккемскую стену, встали на ночлег. У палаток на лыжных палках закрепили флаг Дмитрова. На ветру четыре короны гордо развеваются и как всегда привлекают любопытных соседей - "вы откуда?" И

вдруг неожиданность - "здравствуйте, земляки"!  Рядом действительно земляки - отец и сын из Яхромы. Вот уж, действительно, мир тесен!

  Весь следующий день учебно-тренировочный. Белуха - технически сложная гора, здесь особенно важно взаимодействие связок, от которой зависит и скорость, и безопасность всей группы. Там, наверху, во время восхождения или спуска учиться будет уже некогда. К четырём часам вечера, спустившись с ледника, пообедав и обсудив наши действия, руководитель с удовлетворением заключил: "готовы"!..

  Устранение каких-то мелких изъянов в снаряжении, ещё раз проверка всего, ранний ужин и отбой! Завтра подъём в три часа ночи, первый серьёзный перевал нужно пройти по холодку, до дневного жаркого солнца и раскисшей снежной "каши".

  Ночи перед началом восхождения, как правило, неспокойны. Всё время в голове крутятся мысли - удастся, или нет?.. Будет ли погода?.. Хватит ли сил?.. И это почти всегда и почти у всех.

  И вот подъём. Небо звёздно-чёрное, морозец около пяти градусов. Вся лагерная поляна в мелькании огоньков налобных фонариков - это поднялся весь народ, идущий сегодня наверх. Вода в котелках, заранее запасённая для приготовления завтрака, покрыта

ледком. Радуемся - чистое небо и морозец - признаки хорошего дня!

  Быстрый завтрак, быстрый сбор, и вот уже вереница людей на леднике, на подходе к первому перевалу Делоне. Крутой ледовый склон перевала довольно широк, поэтому параллельно начинают навешивать верёвки сразу несколько подошедших команд.

Слева от нашей верёвки провешены перила Томского альпклуба - они проводят зачётное восхождение для новичков. С завистью смотрим, как молодые девчушки, впервые приехавшие в горы, "жумарят" по готовым верёвкам вверх. Ну, а наша передовая двойка потихоньку продвигается вперёд, навешивая верёвку за верёвкой. Сорок метров,

ещё сорок... - к полудню пройдя "всего" шесть верёвок, мы на перевале. А снизу ещё поднимаются и поднимаются группы.

  Спустились на другую сторону перевала, на заснеженные квадратные километры ледника Менсу. Пообедали под ослепительным солнцем, и сильно проваливаясь в раскисшем снегу, двинулись к нашему следующему перевалу. На переход и подъём ушёл весь остаток дня, но к вечеру благополучно встали на ночёвку на Большом Берельском Седле. Погода несколько подпортилась, началась метель. Большинство групп, которые

здесь уже стоят, собираются в ночь выходить на восхождение отсюда, с альпинистских ночёвок. Мы за ушедший день так вымотались, что решили ночь отдохнуть, а назавтра перейти поближе под вершину, ещё повыше, на Белухинское плато, чтобы сократить время на подъём и соответственно - силы. Залегли в палатки на ночлег, а утром проснулись в облаках, всё затянуло туманом. В лагерь вернулось несколько человек, вышедших

ночью на восхождение и отказавшись от дальнейшего подъёма. Утром вниз ушло ещё несколько групп, которые решили не рисковать, ну а мы стали подниматься выше, надеясь, что с подъёмом солнца всё развеется. Но туман к полудню не рассеялся, а наоборот - превратился в сплошную снежную пелену. Ветер усилился, снежная метель начала

постепенно заносить тропу. За три часа поднялись на плато, в нескольких местах пересекая на тропе языки сошедших снежных лавинок. В самый разгул пурги начали расчищать и выравнивать площадку под три наших палатки. Из-за сильного ветра вокруг нашего нового лагеря пришлось строить защитную снежную стену. Строительный материал добывали при помощи обыкновенной ножовки, выпиливая кирпичи из плотного, как пенопласт снега.  Стену вывели до уровня крыш палаток. Мимо нас вниз спускаются группы, которые ночью поднимались на вершину. Как и на первом перевале, для них были навешены общие перила, поэтому поднялись практически все. Ну, а для нас погоды не было...

Засели в палатки, снег сыпет и сыпет, через каждые пару часов приходилось вылезать наружу и отгребать мисками снег, который набивался между стенами и палаткой. Просидели первый день, но сыпало и на второй, и на третий... Собрали "совет в Филях" - что делать дальше?

В таких ситуациях стоишь перед мучительным выбором - спускаться, или подождать ещё сутки. Тот запас резервных дней, которые мы заложили, кончился, продуктов осталось на два дня, но можно  растянуть и на три. Мы всего в пятистах метрах по высоте от вершины, но снегу навалило столько, что прямой путь через Белухинский перевал невозможен -

склон очень лавиноопасен, есть только обходной вариант, по Восточному ребру, через боковую перемычку и скалы.

  Ночью опять по очереди вылезали из палаток отгребать снег, а к утру, пурга стихла.

Открылось всё до горизонта. Через Казахстан видны даже горные хребты на границе с Китаем! Вокруг - белое безмолвие плато и склонов и ни одной живой души, кроме нашей восьмёрки. Дороги нет ни вверх, ни вниз, за эти три дня замело всё начисто, поэтому принимаем решение сначала выйти на разведку. Двойка начала тропить сначала вниз, в сторону "дома". Снег выше колен, не видно ни старой тропы, ни трещин. Это не очень хорошо - скорости не будет... В девять утра вышли наверх, начали топтать тропу. Решили тропить сколько сможем, ну, а если повезёт, может и до вершины доберёмся. Тропа топчется тяжело, 30-40 шагов по целине и отходишь в сторону, дожидаясь, пока пройдёт последний из вереницы и пристраиваешься в хвост очереди. И так несколько часов до первых скальных выступов. Первые десятки метров удаётся лезть свободно, без верёвок, а дальше начинаем навешивать перила. Наверху из-за скального ребра свистит ветер такой силы, что его порывы иной раз сшибают с равновесия. Дальше он ещё сильнее. На вершинном куполе, уже на выположенной его части, пришлось навесить ещё пару верёвок, чтобы не сдуло со склона. Через одиннадцать часов подъёма от палаток,

 уже в восемь часов вечера, удалось взойти на Восточную вершину Белухи!

  Ну, а дальше началось самое сложное... Три верёвки на восьмерых, значит - по одной спускаемся основной группой, а две верёвки для самосброса. Ночь наступила быстро.

В полной темноте на общей точке вшестером стояли минут по двадцать, пока наша двойка замыкающих спустит две освободившиеся верёвки, а дальше вновь перестёжки, перестёжки, перестёжки... Сбились со счёта, сколько верёвок мы навесили на спуске, но не менее десяти. В итоге на спуск затратили ещё семь часов и к палаткам спустились ровно в три часа ночи. Вот здесь и выяснилось, что наши молодые, все трое, поморози -

ли ноги. С замыкающего, который снимал последние верёвки, ботинки еле сняли...

  В ход пошли все имеющиеся медикаменты для оказания помощи, нагрели котелок тёплой воды, только тогда смогли снять с ног носки... Наутро сюда, на плато, начали подниматься новые группы восходителей, а мы по проложенной снизу тропе начали "валить" вниз. От наших палаток по склону к вершине после нас осталась ломовая тропа, по которой после непогоды будут подниматься все группы.

  Наш "отмороженный" утром не смог влезть в свои ботинки, поэтому пришлось отдать ему мои, которые были на несколько размеров побольше, чем у него и с широкой, итальянской колодкой. За два дня спуска пришлось ещё раз убедиться, что для гор обувь должна быть очень хорошей. Стало ясно из-за чего ребята обморозились - у всех троих

ботинки были из очень мягкой кожи, для трекинг-походов, они всасывали воду, как губка.

Поэтому за наши 18 часов восхождения при морозе в десять-пятнадцать градусов ноги в таких ботинках заранее были обречены...

  Спустившись на Аккем, сразу в МЧС. врач оказал более квалифицированную помощь, обработал раны, делал уколы, дал нам антибиотики, бинты, мази. А в это время мы тщетно пытались достать лошадей, чтобы отправить нашего пострадавшего в Тюнгур.

Связались по спутниковой связи с посёлком, сообщили о случившемся. Весть по Аккему разнеслась быстро, поэтому местные алтайцы-проводники наотрез отказывали в лошадях, находя всевозможные причины. Уже после выяснилось, что для алтайцев Белуха - священная гора, и если она наказала человека за то, что он посмел на неё подняться, то

ему помогать нельзя, чтобы не навлечь гнева богов на себя и своих близких. И только ещё через два дня прислали лошадей специально для нашего друга. За сутки они добрались до посёлка, дальше транспорт до аэропорта, а в Москве к борту самолёта уже подъехала машина скорой помощи из института Склифосовского...

  Счастьем оказалось то, что мама пострадавшего уговорила главного врача, чтобы сына положили именно в ожоговый центр, а не в хирургию, как хотели сначала. А вот там, согласно хирургической специфики, количество отнятых пальцев скорее всего было бы на порядок больше.

  Выписываясь из больницы, наш друг сказал, что как только полностью выправится, в первую очередь купит настоящие альпинистские ботинки, а те, в которых он отморозил ноги, прибьёт на даче к стене в назидание потомкам...

  Вот такое оно было - "холодное" лето 2010-го!

                                                                                     

 

eye 875

СЧЕТЧИКИ
Яндекс.Метрика
Поиск по сайту
Мы в социальных сетях